Несостоявшаяся рыбалка

Несостоявшаяся рыбалка

В голове надоедливо звучал вопрос: в случае если техника создается для облегчения судьбы человека, по какой причине она не дает нам нормально жить? Это отвлекало, мешало трудиться. Меньше, Алексей решил сломать создавшуюся обстановку. Обратился к шефу.
— Дай отгулы.
— Отыскал время просить отгулы. Ты же знаешь, сколько работы и сроки. Сроки ее исполнения! Знаешь?! Ты один у нас таковой умник? У других нет отгулов? Люди трудятся, знают сложившуюся обстановку.
— Такая ситуация у нас постоянно. Больше в выходные трудиться не буду. И «прихватывать» не буду.
— Испытай!
— Испытаю!
— Испытай, а я взгляну, чем это кончится.
— Пускай кончается. Надоело!
Настроение от такого диалога не улучшилось, а трудиться нужно. Трудится Алексей, скрипя зубами. Нежданно, к концу рабочего дня, подходит шеф.

— Линия с тобой, пиши заявление на два отгула, а про остальные забудь окончательно. Осознал?
— Да осознал я, осознал.
В голове идея одна — ты давай эти два, а в том месте посмотрим… По дороге к себе, мало поостыв, начал соображать Алексей, что это же еще далеко не все. В то время как оформлял отгулы, думал лишь про рыбалку. А супруга, дети, домашние заботы?.. Тут обстановка сложнее, чем на работе.
— Лида, мне дали два отгула.
— Поздравляю! Своевременно. Пора заготовок, громадная стирка, детей в школу собирать.
— Лидок! За два дня мы лишь развезем все и не успеем закончить ни одного дела. Давай так. У меня еще пять отгулов, и шеф дал слово, что спустя семь дней даст все, присоединю их к выходному и тогда успеем все сделать.
— А совершенно верно будут отгулы?
— Лида, ты же меня знаешь?
— Да знаю я тебя, знаю.
Ну и лады, а эти два дня я на
рыбалке. И снова эта фраза: «Линия с тобой, езжай».
Алексей не придал особенного значения пожеланию ехать с линией, раздавшимся сейчас уже дважды, а облегченно набрался воздуха и начал планировать на рыбалку.
Выезжая, Алексей проверял шепетильно все снаряжение. Мы говорим — мелочь, думал он, но замечательно понимаем, что отсутствие либо неисправность любой мелочи может сломать рыбалку. Перед тем, как уложить снаряжение в чехол, пристально осматривал каждую подробность. На катушке спиннинга в креплении скобы лесоукладчика увидел отсутствие контровой гайки. Из собственных запасов подобрал гайку и поставил ее на место. Проверил наличие запасных грузил, крючков, прочего имущества и лески. Чего не хватало, пополнил.
Выполнив эту часть работы, упаковал запас еды для себя. В большинстве случаев он брал громадной кусок сала, тёмный хлеб, головку чеснока, термос чая, бутылку водки. С таким запасом Алексей ощущал себя с уверенностью. Ни погибнуть с голоду, ни отравиться в жаркую погоду он не имел возможности за те неполных два дня, на которые уезжал из дому. Это был минимум, а увеличить рацион возможно было на месте ночевки.
Алексей охотился на хищника. Главное орудие лова — спиннинг. Блесен и других неестественных приманок не признавал. «Железо» — неуважительно сказал он. Проблему приманок решал по-своему. На месте рыбалки ловил живцов поплавочной удочкой либо малявочницей.
Наловив, налегке садился в лодку. В одной руке спиннинг, в второй — ведерко с живцами. На финише рабочей лески спиннинг оснащен глухим грузилом, а чуть выше от него — поводок с крючком, на что насажен живец. Устраивался эргономичнее, пускал лодку по течению и начинал трудиться снастью. Спускал леску до момента касания грузилом дна, фиксировал спуск и медлительно поднимал, а потом опускал живца до наступления поклевки. В уловистых местах брался за весла, возвращался в исходную точку, ориентируясь по береговым приметам, и опять спускался вниз по течению.
Утром, сидя у окна электрички, Алексей следил за скоро изменяющимся пейзажем. Было еще рано, людей на улице практически не было. Видны были лишь плоды их трудов — праведных и не весьма. Ухоженные поля и огороды чередовались с кинутыми окончательно строительными конструкциями, развороченной тяжелой техникой почвой, что создавало чувство ненужности, заброшенности и бесхозности. С каждой минутой электричка уносила Алексея все дальше и дальше от удушливой воздуха мегаполиса. Создавалось чувство невесомости. Тебя уже нет, где был, и еще нет в том месте, куда стремишься. А стремился Алексей в в далеком прошлом узнаваемые ему края на берегах Северского Донца, где уютно расположился мелкий, негромкий хуторок.
З давешних пор Алексей останавливался на постой у бабушки Дуси. Он считал её святой и вечной. простота и Мудрость её суждений о окружающем и людях мире поражала. Вся жизнь ее проходит на хуторе. Никуда не переезжая, пребывав на месте, пережила революций и лихолетья войн. Стойко перенесла соблазны и жизненные испытания. Всматриваясь в лицо бабушки Дуси, не искаженное злыми страстями и пороками, а высказывающее добро и любовь, воображал такие лица у святых. Нежный негромкий голос, неторопливость в жестах и движениях говорили о убеждённости и твёрдости характера в собственных взорах на сущность вещей и поступков. Проницательный и испытывающий взор ее глаз проникал в душу, и складывалось чувство, что она просматривает мысли собеседника.
Хата бабы Дуси стояла на террасе крутого склона, спускавшегося от равнины к берегу реки. Верхняя часть склона заросла лиственным лесом, в котором преобладали липы. Ниже хаты, до самой реки, тянулся огород. У берега стояла дощатая лодка-плоскодонка, которой пользовались для хозяйственных потребностей. Алексей эту лодку применял для рыбалки. часть и Хата территории около пребывали под сенью огромного дуба. Собственной кроной дерево очертило границу около ствола, за которой не рос даже вездесущий вишняк и неуверено остановились яблони запущенного сада. Как-то Алексей завел диалог об этом дереве, и баба Дуся заявила, что дуб у нее чудесный.
— В чем же его волшебство?
— В случае если кому-то приглянулось это дерево, он может подойти, обхватить руками ствол и прижаться всем телом. Попросить для себя здоровья и сил. Постоит так минут двадцать, и может услышать изменение сердцебиения. Это значит, что дуб его лечит.
Слева, чуть ниже хаты, была криница с хрустальной холодной водой. В низкий сруб криницы засунута маленькая труба, из которой вода по овражку сливалась к реке. Дорогу воды к реке возможно было проследить лишь преодолев густые заросли орешника. В том месте она смешивалась с водами реки и уходила в далекое путешествие к морю. Баба Дуся говорила, как своевременно войны приходили немцы с топографической картой и искали криницу. Люди удивлялись, что же это за карта такая, в случае если на ней была нанесена даже ее криница?!
Алексей зашел на усадьбу бабы Дуси через условную калитку из жердей и бережно закрыл ее за собой. Посмотрел назад около. Баба Дуся трудилась внизу на огороде. Окликнул ее и начал ожидать на краю террасы. Из этого, с косогора, раскрывалась широкая панорама заречья: лес с зеркальными крапинками озер, узкие протоки реки, а вдалеке практически за горизонтом угадывались заводские трубы Балаклеи.
Пришла баба Дуся. Обоюдные приветствия, расспросы о здоровье, вручение гостинцев прошло на одном дыхании. Присели на скамье в тени красавца дуба, господствующего над этой местностью.
— Что же тебя, Алеша, так продолжительно не было? Закинул рыбалку либо как?
— Работа, бабушка Дуся, замордовала. Трудился по выходным. А это выбил два дня отгулов. Решил порыбачить.
— Так ты прямо с работы к нам?
— Ну, как же, дома ночевал.
— А как супруга, не против таковой поспешной рыбалки?
— Не против. Дают еще пять отгулов. Они и отправятся на решение домашних неприятностей.
Баба Дуся пристально взглянуть на Алексея.
— Ну, в случае если так, то это отлично. Ясно, что никому ты так не нужен, как родным. Тебе нужно отлично попытаться, чтобы остальные отгулы, как ты говоришь, выбить. А в противном случае… сам осознаёшь.
Баба Дуся снова пронизала его своим взором.
— В случае если мужчина знает меру, то он знает все. Посидели, помолчали. Первой заговорила баба Дуся. Она неторопливо говорила, а Алексей пристально слушал.
Четвертого дня до приезда Алексея на хутор, случилась катастрофа. Погиб сын местной жительницы. Обыкновенно, в августе, к ней приезжала семья сына в полном составе. Сын, внуки и невестка. Главная цель приезда — подготовить бабушкино хозяйство к зиме: убрать, отремонтировать, покрасить, побелить и по-родственному пообщаться. После завершения намеченных работ пару дней все отдыхали. Петро, так кликали сына, рыбачил практически в любое время с женой.
Сейчас все было как в большинстве случаев. Приехал сын, пятеро беременная и внуков невестка. По обоюдному согласию детей рожали, сколько получалось. По окончанию намеченных работ невестка внесла предложение мужу уехать в город. Приобрести все, что нужно детям к школе и возвратятся на намедни. Петр заупрямился, справедливо полагая, что назад они могут и не возвратиться. Супруга настаивала, но напрасно, и, в итоге, уехала одна. Возвратилась на хутор, как и давала слово, на третий день. Зашла во двор и задаёт вопросы детей: «Где папа»?
— Отца нет, мы считали, что вы уехали совместно. После такого ответа супруга подымает тревогу.
Начинают поиски отца. Выясняют, что его видели уходящим на рыбалку. Кличут людей на помощь. За хутором, на берегу реки, находят удочки. Пристально осматривают местность. На крутом берегу подмечают свежий оползень почвы. Вспоминают, что в день рыбалки был ливень. Раскапывают место обвала и выявляют тело Петра. Таким нелепым образом человек лишился судьбе, шестеро детей — отца, супруга — мужа.
Алексей был удивлен услышанным. Он знал Петра — спокойного, обстоятельного, уверенного в себе человека. Как же такое имело возможность произойти? Алексей полагал, что в таком красивом месте вообще нереально погибнуть. Смерть тут казалась противоестественной. О собственных ощущениях, об услышанном он и сообщил бабе Дусе.
— Алеша, ты же знаешь, не место красит человека, а человек место. Все зависит от людей, живущих на данной местности. Да, от них, от людей…
— Что же они нехорошего сделали, что на них упало такое горе? Добрая семья, одних детей какое количество.
— А ты поразмысли, что они не сделали, что бы избежать произошедшего. Отправься, погуляй и поразмысли.
Алексей спустился к реке. Тупо уставился в текущую воду, в проплывающие мимо островки растительности, зеленые ковры всякого хлама и ряски. Река текла равнодушно и как бы сказала — а что ты тут делаешь, любезный? Стало тоскливо, неуютно и весьма захотелось к себе. Прошелся туда-сюда на протяжении берега и решительно зашагал наверх. В ответ на вопросительный взор бабы Дуни кратко сообщил: «Уезжаю к себе».
— Так не годится, — сообщила баба Дуня. Помянем Петра, и отправишься. Собрала на стол. Алексей присоединил собственные припасы. Они выпили по чарке за царство небесное и вечную память доброго человека Петра.
— Так что же, по твоему не сделали Петро и его супруга, что бы избежать смерти? — задала вопрос баба Дуня.
— Пологаю, что кто-то из них должен был отказаться от своих жажд — ехать, не ехать. А вдруг уж вышло, поскольку вышло, а Петр отправился рыбачить, то нужно было забрать плащ либо накидку, а не укрываться от дождя в страшном месте.
— Так-то оно так, но они не сделали главного -не смогли договориться между собой. Петру нужно было уступить жене. Она была в особенном положении, и отпускать одну ее не было возможности. Эмоциями обязан руководить разум, а в противном случае беда.
На этом Алексей простился с бабой Дусей с надеждой на новые встречи.

Originally posted 2015-04-29 19:03:49.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × два =