Морская геология

Морская геология

В последние двадцать пять лет геофизикам и геологам повезло: в области изучаемых ими дисциплин случился последовательность потрясений под действием неспециализированной, произведшей переворот в науке концепции — дрейфа континентов. Это действие распространяется все шире и шире. Я сообщил «повезло», в силу того, что люди науки привыкли считать, что факты имеют более большую сокровище, чем вера, и что в принципе даже студент, если он располагает новыми фактическими данными, может время от времени ниспровергнуть догадку, поддерживаемую громадными авторитетами. Поверить в эту новую, необыкновенную концепцию пришлось тяжело, в особенности в случае если, будучи студентом, вы изучили все факты, говорящие в пользу какой-либо догадки, а потом затратили много лет на сбор еще большего количества объективных данных, которые трактовали в пользу той же догадки. Научный работник в большинстве случаев может игнорировать новые новые и данные догадки, если он думает, что они не имеют никакого отношения к его узкой профессии. Но время от времени наступает период коренной ломки концепций, в силу того, что новые фактические данные в области его изучений выясняются попросту несовместимыми с тем, в чем он ранее был в полной мере уверен. Ученый наряду с этим сперва пожимает плечами, отрицательно качает головой, бормочет что-то наподобие: «Что легко приходит на ум, то легко и проходит», -но потом он все-таки производит перерасмотрение главные положения собственной области науки.

Не все безболезненно переносят таковой период коренной ломки представлений, складывавшихся всю жизнь, -некоторые эксперты приходят в следствии этого к выводу, что легче покинуть занятия собственной профессией, чем переменить собственные взоры, но большая часть ученых все же отваживаются перейти на новые позиции. Студенты, конечно, с институтской скамейки изучают новые идеи так же, как их доктора наук изучали прошлые идеи. Студенты думают: «К чему целый этот шум?» -и могут ни при каких обстоятельствах не испытать того, что испытывают ученые при встрече с ломкой ветхих представлений, когда им предстоит узнать, являются ли они подлинными учеными.
Разрешите мне классифицировать те трансформации, которые случились в геологии, и в частности в одной из ее отраслей морской геологии. Я предлагаю различать две категории явлений: «категорию внутреннего порядка», быстро изменяющую представления в пределах отдельных научных дисциплин, и «категорию внешнего порядка», которая радикальным образом преобразует последовательность наук, тем самым оказывая влияние на все культурное наследие человечества. В пятидесятые годы двадцатого века в геологии случилась подобная внутренняя научная революция, когда новые эти стали причиной трансформации представлений о аккумуляции процессов и характере денудации, происходящих на границе между впадинами океанов и материками. В шестидесятых годах было доказано, что дно моря расширяется, континенты дрейфуют и что земная кора разбита на последовательность огромных твёрдых плит. Это стало причиной революции, которая еще длится. В семидесятые годы в морской геологии случилась новая внутренняя научная революция — после того как в следствии бурения в глубоководных районах океанов начала проясняться сложная геологическая история дна океана в регионах громадных глубин. В статьях настоящего сборника упоминается об этих огромных переменах, но основной акцент делается на последствиях внешней революции.
Разглядим эти трансформации в хронологической последовательности. В начале текущего века мало что было известно о распространении и происхождении как новейших, так и древних осадков на дне океана. Наблюдения океанографов были немногочисленными, и геологи, изучившие земную сушу, были вынуждены растолковывать происхождение и историю развития древних осадочных пород в соответствии с тем, что логически должно было вытекать из достигнутых результатов их изучений. В складывавшейся так неспециализированной картине подводный мир выступал как неподвижная среда, застывшая в вечном покое. Геология тогда пребывала на такой же стадии, на какой пребывала биология до экспедиции на «Челленджере». Тогда Форбс утверждал, что на глубинах ниже 500 метров жизни нет; но траление «Челленджера» доказало, что справедливо как раз обратное положение. Геологи заявляли, что ниже уровня, именуемого «базисом беспокойства», ниже глубины в пару метров, не происходит какого-либо перемещения воды, которое имело возможность бы повлиять на жёсткие породы либо рыхлые осадки. Исходя из этого каждые осадочные породы, в которых наблюдались символы ряби либо следы переработки течениями, считались продуктами, отложенными в мелководных областях морей. Такой же довод выдвигали и в отношении отлично сортированных песков, в силу того, что они могли быть перенесены к местам их залегания лишь по мелководьям, где вода владела достаточной энергией для транспортировки жёстких частиц. В целом распределение осадков на морском дне поддавалось гипотетически выражению в виде расстояния и функции энергии от источников сноса. Вблизи устьев пляжей и рек дно моря непременно должно быть покрыто песком. Потом, в направлении внешней части мелководной территории, обязан залегать только алевритовый материал, вдобавок дальше -глина. Глубоководное дно моря ниже базиса беспокойства должно быть покрыто наслоениями пелагического ила, складывающегося из узких глинистых частиц, и вдобавок из панцирей и скелетов морских организмов, опускающихся наподобие «дождя» из поверхностных, биологически продуктивных слоев воды; благодаря этого на дне глубоководных территорий океана якобы всегда царит покой.

Originally posted 2015-04-23 16:19:51.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять + 2 =