Крутая балка

Крутая балка
Все вещи я успела накрыть, а вот фидер опробование солнцем и водой пережил не хорошо. Глядя на его рукоятку, я вспоминала великий, могучий СССР. Не забывайте шкафы из стружки, обклеенные бумажкой под дерево? Вот тут было то же самое — прессованная пробковая пыль, а сверху бумажка под самое, что ни на имеется, качественное пробковое дерево. Лишь лака сверху не было, бумажка размякла и кое-где отвалилась. Случилась беда и с пластиковой трубкой для хранения эластичных вершинок: она намокла, позже нагрелась под солнцем и деформировалась. Ну, это я уже одна виновата. Разве возможно за всем уследить? Тем более из года в год у меня всё больше и больше этого рыболовного «мотлоха». Мне досталось место с древесным подмостком. Это даже не мосточек, в силу того, что подобие плотика лежало прямо в воде. Я поставила сверху новое и фидер карповое удилище, которое приобрела практически незадолго до. Сейчас, когда начала приобретать переводы от «Рыбачка», слова и домашние поперёк не сообщат по поводу лишних трат. Рыбалкой получила, на рыбалку потратила, чтобы снова же рыбалкой получить. Наконец-то я получила доступ к свободным изучениям, экспериментированию, даже фотоаппарат приобрела влагонепроницаемый и противоударный!

Карповик с оснасткой «волос» зарядила пылящим бойлом с хорошим запахом кукурузы. Одна же примостилась внизу, на плотике, с двумя удочками. Под берегом было мелко, до метра. Клевал свирепый карась на перловку, другую наживку игнорировал вообще. Он пулей вылетал из воды и начинал трепыхаться, как сумасшедший, в руки не схватить! Многие срывались и удирали. Позднее, когда я его чистила, то осознала по какой причине. Карась был дистрофичным и весьма мускулистым, видно, жизнь в этом водоёме была нелёгкой — еды мало, щуки довольно много.
Через какое-то время у всех начались обрывы — дно около берега утыкано обрубками камыша. Такое чувство, что ставок продолжительное время был приспущен, зарос камышом, позже камыш скосили, а уровень воды подняли. Вадик пару раз лазил в воду за оборванными поплавками, заявил, что дно весьма жёсткое. Позднее моя версия подтвердилась — я узнала этот вопрос на полтавском рыбацком интернет-форуме. Ставок и правда продолжительное время стоял приспущенный, позже, чтобы повысить колличество посадочных мест, уровень воды подняли. В этот самый момент же, чтобы не отпугнуть клиентов бурной растительностью, скосили лишнее точно под берег. Красота! — если не учитывать громкую ругань, стоящую над водной гладью, да иногда проплывающие мимо поплавки…
Бойлы скоро испарялись, может их кто-то объедал, но поменять приходилось любой час. Либо так положено? Я не знаю, ловила на них в первый раз. Крючок для протыкания бойлов Кагр Pro поломался сходу. Отлично, что у Вадима был с собой обычный крючок от вязальной машинки, он-то меня и выручил. После того, как Иван поймал на сырую кукурузу карпика около полкило весом, пробовала и я поднаживлять такое на «волос», но её съедали мгновенно, даже без поклёвки.
Позже был прекрасный, фиолетовый закат. Мужики просидели до самой темноты, дёргая карасиков на донки и удочки. Вадик всегда вытаскивал «дуплеты», чем гордился неимоверно, крича: «Ирина, давай стремительнее фотографируй»! — и забывал на эйфориях отключить налобный фонарь. Получалось как у Пушкина: «А во лбу звезда горит». Мы наблюдали на дисплей фотоаппарата и смеялись. Было радостно. Тем более, что у меня практически не клевало. Позже стало известно, что под моим местом мельче. Да и карась на ладошку, честно говоря, меня мало интересовал. За 14 дней до этого я наловилась сполна проводя опыт называющиеся «прикорми собственное место».
Ближе к полуночи они хором поинтересовались у меня, стоит ли сидеть ночью? Я ответила утвердительно. Они поступили хорошим образом: послушали даму и сделали по-своему, — пошли дремать. Я решила самую малость посидеть. Тем более, что ночь была сказочная! Половинка луны висела прямо нужно мной, отражаясь на ровной водной поверхности. Звёзды, как в большинстве случаев в поле, светили весело и ярко. И позже: сверчки, ночные птички, запахи, плывущие эфиром над остывающей почвой… Разве возможно тут уснуть ценителю красивого?
Крутая балка
Ночью перловка прекратила трудиться. Я поставила белый пенопластовый шарик, поднаживила мастырку. Честно говоря, подсмотрела такое у Вадика. Хоть удочки и молчали, фидер отзывался небольшой дрожью. Это вовсю разошлась зубатка. Карась клевал весьма редко, брал неуверенно, в руки не давался, и мой садок никак не желал пополняться. Карповик солидно помалкивал. На зубатку он не реагировал.
Под берегом кто-то яростно чавкал и булькал. Я грешила на крыс. Тем более, что одна из них всегда норовила стащить кулёчек с наживкой, что я подвесила над плотиком на палку. Одна же сидела наверху, караулила донки. В час ночи случилась уверенная поклёвка. Я подсекла и наконец-то почувствовала тяжесть. Рыба шла без сопротивления, я даже не сходу осознала её вес. Под берегом она зацепилась за обрубок камыша. Сами знаете, сколько раз в таких ситуации нас посещает идея: «Ну, всё, сейчас уйдёт!». Знала бы я, что меня эта идея будет мучить до утра! Да, это было лишь начало…
Легко попустив удилище, я почувствовала, что рыба отцепилась. Подтянула и встретилась с ней размеры. В случае если учитывать, что больше килограмма я ни при каких обстоятельствах ничего не ловила, то для меня это был устрашающий экземпляр. Тем более, почувствовав берег, она начала сопротивляться. Люди, какая же я, выясняется, криворукая и косоглазая! Подсачек мне подарили лишь в текущем году, но я не пологала, что это так сложно: самостоятельно завести в него громадную рыбу! Фидер гнулся во все стороны, запястья выворачивались, а рыба разгуливала туда-сюда, туда-сюда, больно ударяя по нервам. Мужественно промучившись минут десять, снова же с той мыслью «ну, всё…», я начала пищать: «Вадя, помоги»!
В машине дремали. Рыба плескалась, настойчиво минуя подсачек.
— Вадя, помоги! — уже громче взмолилась я.
Бусик заходил ходуном, закряхтел, запыхтел, и из него наконец-то вылез Вадик. Следом, неясно откуда, показался Ваня. Он позже всегда появлялся ниоткуда. Выясняется, он немного открыл задние створки и просачивался в щель. Среди ночи это смотрелось жутковато.
Мне помогли завести рыбу в подсак, сфотографировали кое-как, и опять пошли дремать. Тоже мне, рыбаки именуется! Разве возможно после такого заснуть? Ну, и взяли они по заслугам, утром-то не клевало!
А для меня началась мучительная ночь. Амурчик был весьма сильным и умным. Он притворился мёртвым, но, когда я его начала погружать в садок, быстро вырвался из моих рук и упал на подмосток. Всё с той же панической мыслью я успела его схватить и запихать к на следующий день. Встала наверх, проверила карповик. В то время как подматывала леску, почувствовала, что в том месте кто-то висит. Под берегом снова цепа. Опять припустила. Вышел карпик граммов на двести с гнилой камышиной поперёк. Как он не подавился таким огромным бойлом, дурачок? Отпустила. Пускай растёт. Либо приводит папу, на худой конец.
Крутая балка
Плохо хотелось дремать, поскольку незадолго до я отпахала две смены за швейной машинкой. Но идея о тряпичном садке, покинутом на произвол судьбы, не давала мне покоя. Как я имела возможность забыть железный, уезжая в ночь? Уже было такое, что вынимала утром с дыркой на всё дно.
Лишь я об этом поразмыслила, как по мосточку пробежала крыса. Она остановилась около хлеба, привязанного к столбику, поднялась на начала и задние лапки грызть кулёк.
— Кыш!
Провалилась сквозь землю, но ненадолго. Было нужно дать ей хлебушек. Может, тогда садок не прикоснётся? Свёкр как-то сказал, что необходимо его вполне под воду загрузить, тогда крыса не прогрызёт. Но как? Тут же мелко!
Спустилась, испытала закинуть садок подальше от берега. И сейчас амур, что до этого не шелохнулся, делает «свечу» и выпрыгивает из садка! Мамочки! Как я успела его схватить? А он таковой сильный, таковой скользкий! И снова эта предательская идея: «Ну всё, приеду лишь с фотографией»…
Амура я однако водворила на место. Закрутила горловину садка, вложила её в щель между досками, но и тогда не успокоилась. Сидела, бурчала, говорила одна с собой, сторожила рыбу от крысы. Клева больше не было. Ещё бы — так расшуметься!
В три часа ночи проснулся Ваня.
— Ты чего тут, как маньячка, бубнишь и бубнишь?
— А по-второму никак, по-второму ты фальшивый рыбак. Вот, сижу, с рыбами говорю, не каждую ночь так как видимся.
— Хорошо, иди, поспи, я тут посижу.
Лишь я залезла в собственную палатку, как амур, как будто бы учуяв необычную тишину, начал бушевать. А, необходимо отметить, когда на мелководье бушует рыбка больше килограмма, это очень ощутимо! Какое в том месте «поспи», было нужно выползать и сторожить вредную рыбину. Больно уж хотелось дочку побаловать необыкновенным для меня уловом. Да ещё в сторожке неподалеку от нас всю ночь орала музыка. В то время как лишь они в том месте дремлют? И это ещё не все звуки, перекрывающие плескание и сверчков рыбы: рядом с нами среди ночи остановился мужик, что кувалдой начал долбить по сваям, ремонтируя мосток. Так что стало совсем радостно.
Уснуть оказалось утром. Вадя и Ваня ушли на собственные места, мужик прекратил лупить кувалдой, музыка в сторожке утихла. Наступил эдем, если не считать обильной росы, капающей с потолка палатки прямо мне на голову…
Колокольчики молчали, сонные мои напарники тоже. Я так осознала, что клёва нет. И проспала ровно до восьми, прям как на работу проснулась.
За целый следующий день я поймала пять карасиков и утратила упаковку крючков. Вадик опять болтыхался под берегом, добывая из воды оборванные поплавки. У него начало клевать около девяти, и клевало, по большей части, под камышами. А
я через чур поздно отыскала в памяти статью из «Рыбачка» про амуров. Это так как они всю ночь чавкали в камышах, правда? Необходимо было испытать ловить их под берегом, наживляя кусочки молодого тростника. Тем более, что ночью он не так пуглив, если бы я, конечно, помолчала. Нет, незадолго до я пробовала, наживляла кусочек вечером. Но, возможно, через чур мелкий, необходимо было крючок побольше, не соблазнился амурчик.
Вадик с Ваней наловили карасей. Напоследок Ваня выудил карпика под килограмм. А я сидела и думала: «В случае если амур чуть больше килограмма такое вытворяет, что я тогда буду делать с карпом под пять кило?».
Дома взвесила собственный трофей. Кило четыреста. Хорошо, как для меня. Ничего, ещё повоюют не напрасно так как приобрела «карповик»!
А вот по поводу соревнований, на которые я приводила к Вадику, так и не нашлось судьи. Кто кого обловил, в случае если у него «хоть небольшого, но довольно много», а у меня отличный экземпляр, по энергозатратам и трудоёмкости обогнавший далеко-далеко их улов? И, кстати, всё на того же, хоть легко и облезшего «дядю Фёдора». Не смотря на то, что… Шрамы украшаю мужчину, не так ли?

Originally posted 2015-04-29 11:08:21.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать + три =